на практике

В этом следует усомниться, гак как на практике это вело к отчужденности органов снабжения, конфликтам с военным руководством и непременно к злоупотреблениям. Опыт Первой Конной — убедительное подтверждение этому. Возникла ситуация, когда, по мнению очевидцев, в конармейских органах снабжения летом 1920 г. наблюдались «отсутствие дисциплины … халатное отношение к работе» (on. 1, д. 151, л. 2), Положение еще больше осложнилось в результате дезорганизующих действий в сфере распределения члена РВС Е. Щаденко Удручающую картину представляют материалы представительного совещания армейских снабженцев, состоявшегося 25 июля 1920 г., в работе которого приняли участие чусоснабарм В. Муст, начальник снабжения Д Углов секретарь РВС С. Орловский и около шестидесяти руководящих работников системы обеспечения армии (см.: on. 1, д. 25, л. 331—336; д 46, л. 124—134). Позже в статье «Задачи снабжения» С. Орловский так сформулировал выводы этого совещания: неосведомленность армейских аппаратов о работе их местных органов; разобщенность заготовительных и распределительных функций и их исполнителей; полная дезорганизация обоза; несоответствие многих работников своему назначению; бюрократизм, волокита, злоупотребления.

После совещания разбором положения дел с продовольственным обеспечением занялись РВТ Первой Конной и Юго-Западно-го фронта. В результате 1 августа 1920 г. всю коллегию Опрод комарма арестовали. По мнению Рабоче-Крестьянской инспекции (РКП) Юго-Западного фронта работа этой коллегии представляла «самую безобразную и плачевную картину» (on. 1, д. 27, л. 456). Сессия РВТ Первой Конной постановила «привлечь к судебной ответственности полностью коллегию Опродкомарма и начальников всех отделов и подотделов, предъявив всем обвинение в преступно-небрежном отношении к своим прямым служебным обязанностям, повлекшим за собой тяжкие последствия для армии» (on. 1, д. 27, л. 456).

Таков печальный итог особого положения продорганов Первой Конной. Немаловажную роль в этом сыграло и то обстоятельство, что эти органы «в силу своей структуры построения управления без комиссаров» оказались обойденными политическим контролем (оп. 2, д. 187, л. 42) Об этом по-настоящему вспомнили только в сентябре—октябре 1920 г., во время разразившегося военно-политического кризиса в армии (см.: оп. 2, д. 133, л. 12; д. 187, л. 41). Но даже и тогда стремление установить политический надзор встретило у руководства.

Комментирование закрыто.

ТакоФил - PRIMER GAMEPLAY MINECRAFT [JUEGOS DEL HAMBRE]Слепочные массы и аксессуары