Из стачек

Из стачек этого трехлетия особое значение в развитии русского революционного движения приобрели две стачки на Петербургской Новой Бумагопрядильне (март 1878 г. и январь 1879), давшие — как и относящаяся к более позднему периоду упомянутая уже стачка на Никольской Мануфактуре Саввы Морозова в городе Орехово-Зуево (январь 1885 г.) — толчок развитию законодательства об охране труда в России.

Этими стачками рабочие заявляли о себе как о массовой силе, способной коллективно бороться за свои интересы. Мы видели (глава 2-ая), как реагировал на Морозовскую стачку видный правительственный чиновник К. Скальковский. Однородной была реакция и виднейшего правительственного публициста М. Каткова, когда присяжные заседатели Владимирского окружного суда оправдали в мае 1886 года всех 33 «зачинщиков» этой стачки, дав отрицательный ответ на все 101 вопрос, поставленные им обвинительным актом: «раздался 101 салютационный выстрел в честь показавшегося на Руси рабочего вопроса», комментировал это оправдание редактор «Московских ведомостей». Но что на русской политической арене «показалось» нечто новое, не могла еще раньше не заметить русская революционная интеллигенция.

При всем теоретическом тяготении своем к «деревне», преобладающее большинство народнической интеллигенции всех направлений, и особенно, учащейся молодежи, всегда сосредоточивалось в городах и здесь, естественно, именно в рабочей среде находило наиболее благоприятную почву для своей работы. Но наибольшее внимание уделяли пропаганде среди рабочих, как мы имели уже случай отметить, «лавристы». Лавристы-чайковцы еще в 1873-74 гг. организовали в Петербурге ряд рабочих кружков, в которых получили свое политическое воспитание многие рабочие, игравшие затем крупную роль в революционном движении (Виктор Обнорский, Алексей Петерсон, Семен Волков и др.).

Комментирование закрыто.

ТакоФил - PRIMER GAMEPLAY MINECRAFT [JUEGOS DEL HAMBRE]Слепочные массы и аксессуары